Главная  Контакты  
Table of contents
ОТ АВТОРА
Часть 1. НУЛЕВОЙ ЦИКЛ
Часть 1.2. НУЛЕВОЙ ЦИКЛ
Часть 1.3. НУЛЕВОЙ ЦИКЛ
Часть 1.4. НУЛЕВОЙ ЦИКЛ
Часть 1.5. НУЛЕВОЙ ЦИКЛ
Часть 1.6. НУЛЕВОЙ ЦИКЛ
Часть 1.7. НУЛЕВОЙ ЦИКЛ
Часть 1.8. НУЛЕВОЙ ЦИКЛ
Часть 2. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.2. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.3. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.4. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.5. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.6. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.7. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.8. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.9. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.10. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.10. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 2.11. ТЕХНОЛОГИЯ МАСТЕРА ЧУ
Часть 3. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.2. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.3. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.4. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.5. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.6. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.7. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.8. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.9. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.10. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.11. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.12. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.13. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.14. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.15. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 3.16. ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ
Часть 4. ДОРОГА ДОМОЙ
Часть 4.2. ДОРОГА ДОМОЙ

Я почувствовал, что могу разговаривать с ним. Для этого не msfmn было ничего произносить, достаточно было только подумать, и слова возникали сами собой, и обретали собственное независимое существование в пространстве безмолвного знания. Точно так же само собой возникало и существовало как безмолвное знание то, что он говорил мне. - Ты - Шива, - сказал я. - Да, - согласился он. - Но имя не имеет значения, у Меня есть много других имен. - Я не знаю, почему назвал именно это... - Просто тот Мой аспект, который принято называть Шивой, в наибольшей степени соответствует тебе в твоем нынешнем состоянии. - Но откуда я знаю, что Ты - это Ты, а не дьявольское наваждение? - Дьявольское наваждение? А что плохого в дьявольском наваждении? Любое наваждение - только шанс распознать обман и разрушить еще один слой бесперспективных иллюзий. В конце концов, дьявол - это тоже Я. Что же касается знания... Приобретать мы можем лишь информацию, которая необходима для того, чтобы проявить, выразить и измерить изначально присущее нам безмолвное знание, само же знание существует всегда. Все изначально знают все, просто предпочитают делать вид, будто им не сказали... А потом либосваливают свой груз на чужие плечи посредством исповеди, либо заливают водкой, либо так и живут, маясь от душераздирающих шевелений поселившихся внутри стальных ежей угрызающей совести. В каждом человеке всегда присутствует нечто, знающее, кто есть кто, и что хорошо, что - плохо... - Но ведь у каждого человека - свои критерии... - Именно поэтому желательно не лгать самому себе. - А если за всю жизнь тебя ничему другому никогда не учили? - За которую из жизней?.. И - кто не учил?.. Окружающие?.. А при чем здесь они?.. Главное - прислушиваться к тем, кто ведет тебя изнутри тебя самого... - То есть к Твоему голосу?.. Ты вел Мастера Чу, а теперь будешь вести меня... - Я веду всех. Я вел тебя всегда, с самого твоего рождения. На этой планете... - А были другие? - И еще сколько... - А кто вел меня там? - Тоже Я, но только другой. - Стало быть, Ты - мой Учитель... - Можно сказать и так. Но лучше - "один из твоих Учителей". А еще лучше - "Я есть тот твой Учитель, который есть ты сам"... На некотором очень-очень тонком плане - там, где не существует ничего, кроме Силы. - А где существует что-либо, кроме Силы? - Ты прав... Но ты понял, что Я хотел сказать. - А другие Учителя? Если Они - это тоже Ты, то значит, Они это также и я? - Да. В известной степени. Но больше всего все-таки ты - это Я. - Ты говорил, что тот, кого зовут дьяволом - это тоже Ты... 

Отнюдь не случайно я вновь к этому вернулся. Умом я всегда понимал, что, с точки зрения господствующих в человечестве идей, желательно было бы принадлежать к так называемым Светлым Силам, но за всю эту жизнь мне ни разу не не довелось столкнуться ни с одним Их представителем, чей образ не вызывал бы во мне никакого неприятия. Все, кто заявлял о своей принадлежности к Светлым и `jrhbmn поднимался на правый бой с Силами Тьмы, всегда почему-то оказывались с душком. Даже от самых чистых из них неизменно тянуло одной и той же эзотерической гнильцой - каким-то очень странным и тонким липким свойством, превращавшим общение с ними в занятие довольно-таки отвратительное. В этих людях никогда не было того, о чем они все время навязчиво толковали, а именно - терпимости. Вместо нее жизненное пространство вокруг них плотно заполняла вязкая подчеркнуто благостная обволакивающая агрессивность их гипертрофированного чувства собственной значительности, в поле которой только они сами имели какие бы то ни было права на собственное мнение и отношение, всем же остальным надлежало эти права чтить и строго следовать определенной схеме борьбы с абстрактным Злом. Любой шаг вправо или влево, вперед или назад, а особенно - шаги вширь - неумолимо карались склизким шепелявым заспинным и заглазным презрением с отлучением без права обжалования и ухода от возмездия... Мне очень не хотелось быть одним из них, куда в большей степени меня привлекала дерзкая свобода и твердая граненая ясность некоторых из тех, кого эти люди клеймили как Темных и кому было наплевать на шорох и шепот их слюноточивого осуждения. - Дьявол - одно из моих проявлений, - ответил Он. - Чтобы создать новое, нужно разрушить то, что отжило и пришло в негодность. Нужно сделать так, чтобы отжившее само захотело разрушить себя... - Но я не хочу быть разрушителем... - привычно покривил я душой. - А тебя никто не спрашивает. Почти все хотят быть хорошими и светлыми. По крайней мере, выглядеть такими в собственных глазах... Но не у всех получается. А те, у кого получается, не могут стать целостными. Если ты намерен достичь целостности, ты с неизбежностью принимаешь себя таким, какой ты есть.Ты видел когданибудь добро там, где нет зла? И, не зная тьмы, сможешь ли ты понять, что есть свет? Это - исходная точка, ибо только разрушение отжившего пробивает дорогу новому... Разрушение и созидание - две стороны одного и того же. Они не могут существовать одна без другой. Будучи однобоким, ты заживо разлагаешься и не можешь отыскать дорогу домой, потому что бродишь по замкнутому кругу, так как тебя все время ведет в одну сторону. - Отыскать дорогу домой? - Да. Ко Мне. К себе... - Та дорога, которая вела в город, была дорогой домой? - Да, дорога лунного света, по которой ты идешь - это дорога домой. - Но сейчас я не иду по ней, сейчас я разговариваю с Тобой... - Ты идешь по ней всегда. И особенно тогда, когда разговариваешь со Мной. - А Мастер Чу - он тоже когда-нибудь должен вернуться домой?.. - Никто никому ничего не должен. Он может вернуться, если захочет. - Но ведь дом у всех у нас - один?.. - Да. - А он отправился совсем в другую сторону... - Дом у всех один, а лунная дорога - у каждого своя. И никто неможет знать, которая из них окажется прямее... Иногда две, три или даже несколько на каком-то этапе совпадают. Тогда можно немного пошагать в ногу и даже гуськом... Временами это бывает удобно... Он решил, что ему все надоело и хотел уйти насовсем - в aeqjnmewmne бессмертие самого верхнего слоя пустоты, однако ему не хватило отрешенности. Он не сумел не обратить внимание на твое замечание. - Но я понятия не имел о его маме! Он настолько однозначно дал мне понять, что любовь для него исчерпана... - Настолько же однозначно он дал тебе понять и то, что людям свойственно себя обманывать... А он - пока еще человек. Безупречность - штука тонкая... - Безупречность? - Безупречность... Умение ни в каких ситуациях не транжирить энергию. - Транжирить энергию? Что это значит? - Делать то, что можно не делать. - Например? - Все время забивать себе голову нескончаемой суетой мыслей и мыслишек, ни одна из которых не может быть додумана до конца, и которые в большинстве своем связаны с ни к чему не ведущими эмоциями и пустыми фантазиями... Принимать решения, не дав иссякнуть эмоциональному заряду и не достигнув состояния "все равно", а после - когда эмоции себя исчерпают - эти решения менять... Или волочить за собой сквозь всю жизнь чувство вины за то, что не можешь изменить... Да мало ли чего люди делают такого, что не нужно ни им самим, ни вообще кому бы то ни было... Почти у каждого человека, пока он жив, обязательно есть что-то лишнее, какой-нибудь груз, от которого он может избавиться... Скажем, самообман... Маленький, ну совсем крохотный... - И у Мастера Чу? - Естественно... Ведь он пока еще жив... - А мне казалось, что он... - Теперь тебе так не кажется. Нам свойственно полагать, что есть кто-то мудрый, кто знает все и может провести нас сквозь любые невзгоды поисков самих себя... Кто-то, зе кем мы можем укрыться, как за каменной стеной. Кто расскажет нам красивую сказку о тайных магических кланах и об орденах рыцарей Духа, о мудрых учителях и могущественных посвященных, о едином плане творения и о стройнойсистеме целенаправленно соединивших свои усилия источников воли и несгибаемого намерения, чьи абсолютно осознанные действия стоят за... Однако все неизмеримо проще и потому - неизмеримо сложнее... - И что - тайных кланов и линий передачи знания, орденов там и всего такого прочего - ничего этого не существует? И изначальность истин, на которые опираются все религиозные конфессии - блеф? - Почему не существует? Существует... Но только истина, которую исповедует каждая - даже самая глобальная - из подобных систем, действительно - блеф, ибо всегда остается относительной... Настолько же, насколько относительна собственная личная истина, которую носит в своем сознании в виде веры каждый отдельно взятый индивид... А война за насаждение с помощью огня и меча - в прямом смысле или в переносном, не имеет значения - своих взглядовкак единственно правомерных есть не более чем способ системной борьбы за выживание и власть, которая, впрочем, тоже есть способ борьбы за выживание... Потому, чем в большей степени мы полагаемся на просветленных учителей, кажущихся нам безупречными, тем ощутимее бывает тяжесть утраты идолов в то мгновение, когда мы, наконец, понимаем, что, сколь бы ни были они могущественны и непостижимо мудры, сила их не безгранична и знание не всеобъемлюще, и они, точно так же, как и мы, и точно так же, как всякое осознающее существо в бескрайности этой Вселенной, находятся в вечно meqjnmw`elnl поиске путей к постижению самих себя... Ведь сказано же: "Не сотвори себе кумира..." -Ты говоришь: "Мы..." Но какое отношение к этому имеешь Ты? Ведь Ты же... - А что - Я? Я - как все... Я и есть все... "И создал человека по образу и подобию своему..." Вся Вселенная и все, что в Ней происходит - это Мой вечный нескончаемый поиск пути к постижению Самого Себя... - А бессмертие? - Что - бессмертие? - Ну, все, что он говорил о непрерывном самоосознании и об истинном бессмертии... - Истинное бессмертие есть сохранение универсальной непрерывности индивидуального самоосознания. А что он о нем говорил? - Что истинное бессмертие - это когда человек, уходя, забирает с собою свое тело, переведя всю сконцентрированную в нем энергию в высшее вибрационное состояние... - Можно, конечно... Однако для чего? Когда твое индивидуальное самоосознание становится тождественным самоосознанию Универсума, и вся энергия всех Сил Вселенной оказывается в твоем распоряжении зачем тогда тебе этот хлам? Ведь ты можешь контролировать ВСЮ ЭНЕРГИЮ Вселенной, включая также и ту крохотную ее часть, которая образовалась из твоей рассеявшейся в процессе смерти энергетической структуры... - А если я захочу собрать себя в теле где-нибудь? Он говорил, что истинное бессмертие дает нам свободу собирать тело в любом из миров... - Ну, разве что захочешь... Это может случиться, если тебе не удастся вполне освободиться от человеческих привязанностей... Или вдоволь навоеваться... Но, в любом случае, зачем ограничивать себя, навязывая той бесконечности, которой ты являешься, какие-то внутренние структурные связи и зависимости? Свобода собирать и разбирать тело лишает тебя свободы от привязанности к телу, а следовательно, и свободы вообще... - А как же те, кого я люблю?.. Если я уйду насовсем... - Для тебя это - больной вопрос... Почему тебе все время кажется, будто ты что-то должен тем, кого любишь? Уж не потому ли, что в глубине души ты полагаешь, будто те, кого ты любишь, чем-то обязаны тебе? Это настолько типично для подавляющего большинства человеческих существ... Всеми правдами и неправдами человек старается убедить себя и других в том, что связан по рукам и ногам обязательствами перед близкими, а в действительности сам упорно не отпускает их от себя, фиксируя в своей жизни и порабощая своим подспудным убеждением в том, что все они перед ним в неоплатном долгу. - А дети? Ведь они действительно многим обязаны нам... - Дети не обязаны вам абсолютно ничем. - Но мы же даем им жизнь! - А разве вас об этом кто-то просит? Вы получаете наслаждение и заодно в процессе создаете ситуацию, которой может воспользоваться какое-нибудь из подлежащих воплощению человеческих существ... Но вас ведь никто не заставляет... Вы сами этого хотите, и сами за уши вытаскиваете из небытия собственных детей. И вовсе не для того, чтобы они потом с вами за это расплачивались. На вас лежит ответственность за то, чтобы дать им все необходимое для возможно более полноценной жизни в реальности этого мира. Если кто-то перед кем-то и в долгу, то не они перед вами, а вы - перед ними. И то khx| до тех пор, пока они не станут самостоятельными существами. - А потом? - А потом - все свободны... Большинство людей этого не понимает... Вернее, делает вид, что не понимает. И намертво фиксирует не только детей, нотакже всех остальных своих близких, да и вообще всех окружающих, в поле своего восприятия в качестве объектов, которые что-то якобы им должны. И этим превращают их исвою собственную жизнь в ад, поскольку все внимание и тех, и других узлом завязывается вокруг выяснения того, кто кому что должен, с каких пор и за что... И перспектива бесконечности утрачивается ими, причем, как правило, - необратимо. У людей просто-напросто не остается энергии ни на что, кроме постоянного выяснения отношений... Более того, когда процесс выяснения отношений окончательно сжирает всю их свободную энергию, люди начинают отдавать ему на съедение свои энергетические структуры. Это очень страшная вещь - желание во что бы то ни стало кому-то что-то доказать. Абсолютно бесперспективная и ультимативно разрушительная. Именно поэтому возникло расхожее мнение, будто бы семейная жизнь и жизнь в миру вообще препятствуют духовному продвижению. Ибо доказать никому ничего невозможно. Сейчас я говорю уже не только об отношениях меду родственниками, а вообще... И, что самое главное - не нужно никому ничего доказывать. Ибо никто никому ничего не должен... - И я могу уйти в любой момент? Бросить все и уйти? - Ты можешь уйти тотчас же, как только решишь, что вправе это сделать. Однако вряд ли стоит торопиться. Ведь ты пока еще здесь, а это означает, что именно здесь сейчас - наиболее подходящее место для концентрации твоего самоосознания. Когда этот мир исчерпает себя для тебя, ты уйдешь, и не сможешь остаться, даже если захочешь. Да ты и не захочешь. И когда ты думаешь, что необходимо непременно присутствовать в форме воплощенного существа рядом с теми, кого любишь, ты идешь на поводу у чисто человеческой привязанности к формальным вещам... Любовь помогает тебе растянуть самоосознание на всю бесконечность Вселенной, поэтому каким-то краем себя ты навсегда остаешься с теми, кого любишь. И они постоянно ощущают твое присутствие в их мире. А в остальном... Смерть освобождает тебя от всех придуманных тобою обязанностей перед живыми... - Скажи, Мастер Чу был прав, когда говорил, что для него возможность воспользоваться любовью с целью достижения полноты истинного бессмертия окончательно утеряна в этой жизни, и что у него нет никаких шансов туда добраться?.. - Говорить можно все, что угодно... Например, что якорь безнадежно утерян... И в то же время где-то иметь запасной... Капитан отнюдь не всегда знает обо всем, что валяется у него в трюмах. А боцман часто в самый неподходящий момент оказывается пьян... Но ведь рано или поздно он проспится... Самовлюбленность то, что опьяняет внутреннего боцмана. - Самовлюбленность? Я был уверен, что Мастер Чу окончательно разделался с чувством собственной значительности... По крайней мере, когда он говорил... - Говорил, говорил... Мало ли, что он говорил... Ведь это же он напомнил тебе о подлой бескостности языка... Мастер Чу окончательно разделался с чувством собственной значительности во всем, кроме одного... Он не сумел избежать ловушки серьезного отношения к Пути. Серьезное отношение к Пути сродни мужской сентиментальности. Очень часто выходит так, что большие и сильные мужчины, старательно уничтожающие в своей жизни всякие ростки qemrhlemr`k|mnqrh, попадают в западню самой жесткой и дурацкой ее формы - сентиментальности настоящего мужчинства. Крепкая мужская дружба, "ты меня уважаешь?", кровавый спорт, боевое братство, честь флага, культ оружия, фундаментальная наука, большой бизнес ну, и все такое прочее... - Что, это все - плохо? - Нет, не плохо. Иногда совсем даже наоборот - просто замечательно. Только вот смешно. А это - гораздо хуже, чем просто плохо. Это - безнадежно. Точно так же, как и культ Пути и возвышенных духовных исканий. Степень жесткости силовых фиксаций в таких случаях огромна. Именно ею обусловлена катастрофическая ограниченность, а ограниченность всегда смешна. Нет ничего страшнее, нелепее и разрушительнее мужской сентиментальности, и нет явления более жалкого, убогого и потешного, чем гордый собою настоящий мужчина - великий воин на тропе войны или на пути духовных исканий, ибо именно его Дух влачит на себе тяжкие оковы эмоциональной рассудочности и шаблонного рабства... Однако как раз из многих тысяч самых безнадежных случаев, как правило, возникают единичные наиболее перспективные варианты. - То есть из этого рабства можно вырваться? - Да. Есть одна-единственная вещь, которая способна спасти человека, угодившего в западню подобного рода. - И что это за вещь? - Абсолютное чувство юмора, готовность смеяться над всем и вся, и в первую очередь - над самим собой. В одиночку и, что самое главное, - вместе с любым, кто к этому склонен. Вместо того, чтобы оскорбляться, затаивать злобу или вызывать обидчика на смертельный поединок. Иногда, впрочем, бывают случаи, в которых необходимо принять навязанную игру, сделать оскорбленный вид, вызвать на поединок и уничтожить. Но делать это следует спокойно и непременно с юмором. Если дать эмоциям и серьезному отношению возобладать над собой, даже выигранный поединок окажется безнадежным поражением. - Но это - очень сложно... - Конечно. И в то же время - очень просто. Жестокое сострадание - вот ключ... Разве он не говорил тебе об этом? Умение понять, принять и простить... - Что-то такое говорил... Понять, принять и простить что? - Все... Абсолютно все. - И предательство? - И в особенности - предательство. - Но почему? - Предательство - это либо ход в агентурной войне, либо слабость. Но и в том, и в другом случае виноват в нем не тот, кто предал, а тот, кого предали,ибо предательство всегда обусловлено ошибкой или халатностью того или тех, кто предан. - Как это? - Никогда нельзя надеяться на кого-то другого. Ни в чем. Никто никому ничего не должен, и никто не имеет права что бы то ни было от кого бы то ни было требовать. Ты можешь предъявлять требования только лишь к самому себе и рассчитыватьисключительно на свои силы. Таковы целесообразные правила жизни в этом мире, где, если отбросить иллюзии, каждый - сам за себя. Никто не имеет права навязывать кому бы то ни было свои правила игры. И полагаться здесь можно только на себя. Поэтому, если тебя предал прикинувшийся своим враг, твоя ошибка заключается в том, что ты вовремя не распознал его, а если тебя предал тот, кто оказался слаб, ты виноват в том, что пытался взвалить на плечи человека груз, который он не хотел или был не в силах нести... И в том, и b другом случае лучшее, что ты можешь для себя сделать - это понять его, принять и простить... И просто устранить из своей жизни, предоставив ему возможность самому разбираться со своей совестью и по-возможности не ему причиняя вреда... - И не наказывать? - Предатель сам наказывает себя, делая то, что делает, и никто никогда не сумеет наказать его более жестоко... И вообще, кого-то наказывать и кому-то мстить - самые глупые и несуразные действия, какие только может предпринимать человек... В крайнем случае, если в этом есть настоятельная необходимость, можно ликвидировать предателя, чтобы его обезвредить. И то лишь руководствуясь отрешенным состраданием. - Состраданием? - Конечно... Нет ничего более трудного, чем предателю перешагнуть через свое предательство, понять себя, принять таким, как есть и простить... Ему гораздо легче себя убить... Если, конечно, он не агент, который получит награду за свое квазипредательство... - На войне... А в обычной жизни? - А чем обычная жизнь отличается от войны? Тем, что все как бы скрыто и физическое тело человека остается жить, когда сам он погибает в чем-то другом? Но иногда для Духа эта смерть оказывается куда более разрушительной, чем физическая. И потом, если такое происходит, физическая смерть - в результате самоубийства, от болезни или от чего-нибудь еще - не заставляет себя долго ждать... - Из чего возникает сострадание? - Сострадание - внутреннее состояние, сплав всех возможных эмоций и чувств. Чтобы понять, принять и простить кого-то другого, нужно самому уметь быть таким, как он... - Но что самое главное? - Чувство юмора и любовь... Улыбка - квинтэссенция чувства юмора и любви... Уметь смеяться и прощать... Смеяться над собой и прощать самого себя... Уметь оставить себя в покое и не капать на мозги окружающим... Это, кстати, - единственное, что может сейчас спасти Мастера Чу. - Спасти? От чего? - От самого себя, разумется. - Неужели он в опасности? - В опасности? Да нет, в общем не то, чтобы очень... Хотя, в известной степени, все всегда - в опасности. Смерть уравнивает шансы. Но, тем не менее, пока человек жив, у него остается возможность... - Ты хочешь сказать, что у Мастера Чу еще есть шанс растянуть свое осознание на всю бесконечность Вселенной? - Я уже сказал, что и для него в этой безбрежности найдется дорога домой... Пока ты остаешься человеком, у тебя всегда есть шанс. - Поэтому я должен был его остановить? - Да. - Было мгновение, когда я решил, что не смогу... Я уже утратил всякую надежду. - И потому победил. Признайся, тебе ведь было все равно. Тебе было наплевать на него и на все его расклады, ты думал не о нем, а о себе. И с точки зрения Мастера Чу ты подложил ему крутую свинью. - А с твоей? - Неужели ты полагаешь, что смог бы это осилить, если бы я тебе не подыграл? Откуда, думаешь, ты взял фразу, которая подорвала его pexhlnqr| и заставила бросить взгляд назад? Ведь он впервые в жизни позволил себе оглянуться в решающий момент... А это очень много значит... - Но как можно победить, утратив всякую надежду? - Так ведь это всегда так... Сначала ты теряешь всякую надежду, а потом все складывается как нельзя лучше. - Однако принято считать, что надежда умирает последней... - Идеология дичи, неспособной вырваться из плена собственных шаблонов. Для нее за пределами надежды существует лишь неизбежная смерть... В действительности же, только лишившись последней надежды, ты делаешься по-настоящему свободным. Тебя ничто больше не держит, тебе становится все равно, и ты получаешь, наконец, возможность сосредоточиться на мыслях о том, что следует делать, а не о том, что теперь будет... Дичь не умеет действовать, дичь способна только питаться, размножаться и жалеть себя по каждому поводу. - Но что делать, чтобы победить, утратив надежду? - Воспользоваться свободой и поступить иначе... - Поступить иначе по отношению к чему? - Не имеет значения. К чему угодно... К себе, например, это радикальнее всего... Главное - чтобы иначе... Надежда есть следствие привычки - смертельной инерции сохранения состояния. Пока ты на что-то надеешься, ты действуешь в жестких рамках привычного шаблонного состояния сознания и энергетической структуры. А это - неизбежность твоей собственной смерти... Лучше убить надежду... Освобождение от нее делает человека текучим и разрушает его стереотипы. Поэтому, когда умирает надежда, знай все еще только начинается. Именно в этот момент появляется возможность реализовать свой самый главный шанс. Разве он не говорил тебе, что действительно стоящие вещи мы совершаем только тогда, когда нам становится все равно?.. - Говорил... А что теперь будет с ним самим? - Может быть, он догадается еще раз задуматься о любви и вспомнить для себя все то, что говорил тебе. Мыне дали ему безвозвратно сорваться в пропасть никчемной возвышенности, и, возможно, в какой-то миг ему станет по-настоящему все равно. И он сможет, наконец, избавиться от последнего кумира - от серьезного отношения к величию того Пути, по которому он, как ему кажется, идет... Ведь на самом деле никакого Пути нет и не может быть. Говоря о Пути, о продвижении вперед или назад, вверх или вниз, должно отдавать себе отчет в фигуральности подобных выражений. Ибо существуют лишь невежество и знание, и мост через пропасть, их разделяющую, есть искусство осознания - то, что рассеивает тьму и образует Путь... Осознать то, что мы изначально знаем и всеми силами стараемся забыть - вот и весь фокус... - Я и раньше слышал об ультимативной ловушке серьезного отношения к Пути. От Фигнера... - Во сне... - Точно - во сне... - Но разве мог Фигнер бытьФигнером в твоем сне? Помнишь? В наших снах нет никого, кроме нас самих... - В наших снах? Ты сказал: "Наших..." Но разве Ты когда-нибудь спишь? И видишь сны? - Я бодрствую исплю одновременно. Всегда. Все проявленное бытие - Мой нескончаемый сон. - И Фигнер в том моем сне - это был Ты? - Это был ты сам... И потому, конечно же - Я... И Рыба Дхарма,и червяк - тоже Я. Все - Я. - Хорошо, допустим, Мастер Чу избавится от кумира... Что тогда? - Он утратит надежду... - Надежду на что? Разве он еще на что-то надеется? - Я мог быответить на этот вопрос, но, поверь, это не имеет ровным счетом никакого значения. - Однако именно тогда для него начнется самое интересное?.. - Да. Но разве тебе есть до этого дело? Взгляни в себя - ты увидишь там божественное "все равно"... И это касается отнюдь не только Мастера Чу и того, что с ним творится... В любом случае ваши с ним дороги разошлись теперь навсегда. - А ты? - Что - Я? - Ты не будешь больше его вести? - Я не могу его не вести, ведь он - это тоже Я. Так же, как и ты... Просто в большей степени его будут вести другие. Которые тоже - Я... И потом, он всегда может воспользоваться Моей Силой, ведь его воля и Моя Воля - одно и то же... - А моя? - И твоя... Чья угодно... Нужно только узнать и принять... - Тот старик на обочине лунной дороги был абсолютно безупречен. В нем не было ничего лишнего. И в то же время он был настолько целостени плотно заполнен пустотой... Только Ты можешь быть настолько безупречным... Тот старик - это был Ты... Я понял это сразу же, едва увидев его. Но я боялся в этом себе признаться. Ведь это был Ты?.. - Да. - Но почему в таком жутком виде? - Маскировка... Впрочем, у меня ведь масса обличий. Смотри. Его лицо вдруг начало меняться. В течение нескольких мгновений передо мной пронеслась феерическая галерея лиц и личин, их были тысячи и тысячи тысяч - драконы и святые, жуткие рыла и ужасающие хари, благостные физиономии и мудрые лики, суровые обличья великих воинов и добродушные жирные ряшки древних даосов... Белые, черные, светлые, красные, желтые, синие, темные, золотые, деревянные, железные, бронзовые... Чего только и кого только там не было! - Таким Я приходил в мир людей, таким они видели Меня, таким запомнили в разные времена в разных народах... Но все это - маски, не более. И золотой воин, которого видишь сейчас перед собой ты тоже маска. Я знал, что она тебе понравится. В конце концов этот Мой лик - только твое собственное отражение в бесконечном зеркале безупречной Силы... - Но у Тебя есть собственное лицо? 


Страница 5 из 13:  Назад   1   2   3   4  [5]  6   7   8   9   10   11   12   13   Вперед